Главная » Книги и очерки истории становления Москвы » История города Москвы И. Забелина » 20. Старый город Кремль. Троицкие ворота. История города Москвы И. Забелина

📑 20. Старый город Кремль. Троицкие ворота. История города Москвы И. Забелина

Троицкие ворота

Мы упоминали, что Житницкая улица, покрытая ныне зданием Арсенала, выходила неподалеку от Троицких ворот на Троицкую улицу против Троицкого подворья. Обозрение этой новой улицы мы начнем с Троицких ворот.

Летописцы заботливо сохранили сведения о времени постройки всех Кремлевских ворот при Иване III и только об одних Троицких не помянули ни словом, сказавши, что стена над Неглинною заложена в 1495 г. В этом году или годом позже, вероятно, были сооружены и ворота, существовавшие на этом месте и в древнее время, даже и с каменным мостом.

1 сентября 1471 г., когда после блистательной (Шелонской) победы над Новгородом, вел. князь Иван Васильевич возвратился по Волоцкой дороге в Москву, то при всеобщей народной радости и с великим торжеством его встретил перед Кремлем, «только с мосту большого каменного сшед до кладезя площадного, близ церкви», митрополит Филипп с крестным ходом и со всем собором духовенства при многом множестве Московского народа.

Летопись не приводит имен этой местности, как и имени церкви, не говоря вовсе о вратах города, но видимо, что это свидетельство относится к местности Троицких ворот, соединявших Кремль с Занеглименьем большим каменным мостом (Альбом видов, № II), вблизи которого в Занеглименье стояла церковь Николы Чудотворца, впоследствии, в позднее уже время, означаемая: что на Сапожке. Это сведение указывает так же, что упомянутый каменный мост по всему вероятию был построен еще при первом сооружении каменных стен Кремля, в 1367 году, с целью правильного сообщения с Волоцкою бойкою дорогою, по которой вел. князья ходили собирать свои полки в тревожных случаях. Кремлевские ворота на этот каменный мост в то время, в XV–XVII ст., прозывались Ризположенскими, вероятно от церкви Ризположения, находившейся в Занеглименье, быть может самой древней в той местности.

В первой половине XVII ст. Троицкие ворота именовались Знаменскими, вероятно по образу Знамения, написанному на стене над воротами.

Надо заметить, что В. Е. Румянцев, в объяснениях (№ 18) изданного им вида Московского Кремля в «Древностях Моск. Археолог. Общества», напрасно указывает, что эти Ризположенские Троицкие ворота именовались также Богоявленскими по церкви Богоявления на Троицком подворье; между тем это относится к воротам царского Дворца, существовавшим в Александровой слободе, где в 1571 г. (октября 7080) происходила третья свадьба царя Ивана Грозного, на список Разряда которой и ссылается автор, не усмотревший, что при том дворце было двое Богоявленских городовых ворот. Он также напрасно присваивает Троицким воротам и имя Неглиненских. Это имя относится к воротам Китай‑города, Воскресенским, у Иверской часовни. Некоторое время в половине XVII ст. они иногда прозывались Куретными, по поводу находившихся недалеко от них Куретных ворот с царского внутреннего хозяйственного двора.

После того царь Алексей Михайлович указом19 апреля 1658 г. повелел все Кремлевские и Белгородские ворота переименовать, писать и называть:

Фроловские – Спасскими, Куретные – Троицкими, Боровицкие – Предтеченскими; в Белом городе – Трехсвятские – Всесвятскими, Чертольские – Пречистенскими, вероятно от Пречистой Ржевской, и улицу– Пречистенкою; Арбатские – Смоленскими и улица Смоленская; Мясницкие – Фроловскими.

Несмотря на царский указ и после долгое время Московский народ сохранял старые названия, оставив некоторые из них непереименованными и до нашего времени. Каковы в Кремле Боровицкие, в Белом городе Арбатские, Мясницкие.

Во время счастливой Ливонской войны, в 1558 г. августа 9, в Москву были принесены из Ругодива две чудотворные иконы: образ Богоматери Одегитрея да образ Николы чудотворца и Власия и Козмы и Дамьяна. Царь с сыном и братом Юрьем и митрополит Макарий со всем освященным собором, весь синклит царский со множеством народа встретили иконы у Пятницы Ржевской в Черторьи.

За Ризположенскими воротами чудотворные иконы встретила царица Анастасия, а с нею княгиня Ульяна, супруга князя Юрья Вас., и «множество» боярынь. После моленья и любезного целованья св. икон этот женский чин шествовал вкупе с царем и митрополитом в Кремль, в соборную церковь к литургии.

Св. иконы, вызвавшие такую торжественную встречу, ознаменовали чудесами самое взятие города Ругодива (Нарва).

Он был взят 11 мая того же 1558 года, по случаю распространившегося в нем пожара, который произошел от того, как говорили, что один Немец варил пиво, да исколол образ Николы чудотворца и тем огонь подгнечал, и от того разошелся пламень и пожег все домы. А как воеводы взяли ворота и вошли в город и увидели на великом пламени образ Пречистые лежит лицом на огне, и они образ взяли ничем неврежен; а в другом месте нашли образ Николин и от того времени, как иконы нашли, огонь учал тишать, а Немцы были побиты. Однех пушек в городе, больших и малых, было взято 230.

В 1598 г. апреля 1 происходила торжественная встреча избранному на царство Борису Годунову, у церкви Николы Зарайского, что у Каменного моста. Он возвращался тогда из Новодевичьего монастыря от сестры инокини, царицы Александры, благословившей его вступление на царство по слезному челобитью всего духовенства, боярства и всего народа. Навстречу вышел патриарх Иов с крестным ходом со всем духовенством, бояре и весь синклит и бесчисленное всенародное множество.

Вид на Кремль и Троицкий мост

Вид на Кремль и Троицкий мост.
Начало XVIII cm. Из книги «Cornells de Bruins Reizen over Moscovie door Persie etc Amsterdam, 1714»

Входя Троицкими воротами в Кремль по левую сторону у самых ворот, в 1561 г. находился двор царского постельничего, Игнатья Вешнякова, на котором 15 июня была поставлена приехавшая тогда в Москву невеста царя Ивана Вас., дочь Пятигорских Черкас Кабардинского князя Темрюка Айдаровича, княжна Кученей, во святом крещении Мария, которую потом государь взял к себе во Дворец, смотрел ее и полюбил и сочетался с нею браком с небольшим через два месяца, 21 августа.

В начале XVII ст. в этой местности находился двор Сем. Никит. Годунова и немца доктора Валентина Билса.

В половине ХVI ст. у Ризположенских ворот, внутри Кремля, упоминаются тюрьмы. В 1543 г. декабря 19 тринадцатилетний царь Иван Вас. «не могши терпеть, что бояре безчинение и самовольство чинят, напал на их первосоветника князя Андрея Шуйского, и повелел предать его псарям. Псари схватили князя, поволокли к тюрьмам и убили его против Ризположенских ворот. С тех пор начали бояре от государя страх иметь и послушание».

Но еще прежде, при самом начали боярского бесчиния, осенью 1537 г. окт. 21 князья Шуйские, в смуте с кн. Бельским и другими боярами, схватили государева дьяка Федора Мишурина и казнили его – отсекоша ему голову у Тюрем.

В 1545 г. сентября 3 царь Иван Васильевич повелит казнить Афанасия Бутурлина, урезаша ему языка у Тюрем, за его вину, за невежливые слова.

Где именно находились эти Тюрьмы, в точности неизвестно, но видимо, что у Ризположенских ворот, как обозначено в первом случае.

Производимые в 1894 и 1895 гг. князем Н. С. Щербатовым расследования подземного Кремля обнаружили под самым проездом Троицких ворот две двухъярусные палаты длиною с небольшим 7 арш., шириною 7 арш., при высоте в верхнем ярусе 4½ арш., в которые слева от ворот в стене Кремля вела белокаменная лестница. Верхние палаты соединялись узким коридором в 9 арш. длины и 3½ арш. вышины. Нижние палаты соединялись с верхними только посредством люка, небольшого отверстия, как пролезть человеку, обрамленного тесаным белым камнем, у одной по самой ее средине, у другой сбоку во впадине, или нише, так что эти нижние палаты представляют как бы каменные мешки, в которые никакого другого входа не имеется. Их глубина простирается до 3‑х сажен с лишком.

И в верхних, и в нижних палатах сделаны щелевидные продушины, по две в каждой палате, способствовавшие притоку воздуха. Эти продушины существуют в башне и теперь.

С большою вероятностью можно предполагать, что это были те тюрьмы, о которых упомянуто выше.

С левой стороны ворот у самой стены в XVII ст. находился дворцовый Судный приказ. К нему‑то или от него внутри стены и существовала упомянутая лестница, впоследствии закладенная, когда и самые тюрьмы были оставлены.

Упомянутые каменные мешки не устроены ли по образцу древнего поруба, который составлял такое тюремное заключение, где не было выхода, где заключенный сидел действительно, как в мешке, в темной клети из бревен, как это выясняется из некоторых мест летописи.

Во времена бесконечных княжеских усобиц, в 1146 г., вел. князь Изяслав Мстиславич победил Игоря Ольговича августа 17 и всадил его в поруб. Игорь разболелся в порубе и стал просить свободы для пострижения в монахи.

Изяслав сжалился – и тогда, послав, повели над ним поруб розоимати, и тако выяша из поруба вельми больного и несоша у келью. Но не спасла Игоря и мантия инока: возмущенные Киевляне убили его, припоминая при этом, как некогда высекше Всеслава из поруба, поставили его князем себе, и много зла бысть про то граду Киеву. Эти выражения «разъимати над ним поруб, – высекше из поруба», явно указывают, что это была тюрьма, в своем роде мешок, из которого освобождать заключенного приходилось не иначе, как разъимать и высекать постройку.

Само собою разумеется, что такое устройство тюрьмы велось практическими целями сторожбы, не требовавшей особенной заботы о том, что заключенный из этого мешка может убежать. Затем и выражения последующего времени метать заключаемого в тюрьму, вкинуть в тюрьму, точно также указывают на упомянутое особое устройство такой тюрьмы. В ограде Троице‑Сергие‑вом монастыре в Пятницкой башне существует Каменный мешок в который опускаются сверху (Русский Архив, 1902 г., № 9, с. 39).

 

📑 Похожие статьи на сайте
При перепечатке просьба вставлять активные ссылки на ruolden.ru
Copyright oslogic.ru © 2022 . All Rights Reserved.